Налоговая милиция вне закона. Кто будет присматривать за бизнесом – КОСТЯНТИНІВКА СЬОГОДНІ

Налоговая милиция вне закона. Кто будет присматривать за бизнесом

Есть ли шанс, что налоговая милиция может воскреснуть, и на каком этапе процесс создания финансовой полиции. ЭП узнавала, чего ждать бизнесу.
Парламент отказался узаконить налоговую милицию. Депутаты не поддержали законопроект о внесении изменений в Налоговый кодекс, который должен был исправить “техническую ошибку” и легализировать работу налоговой милиции.

Соответствующие поправки отстаивала в сессионном зале глава парламентского комитета по вопросам налоговой политики Нина Южанина, об этом сообщает сайт Європейське Інформаційне Бюро.

Пока ситуация такова: налоговая милиция вне закона, перспективы появления нового органа, который сможет ее заменить, неясны.

Политический консенсус по поводу того, как проводить реформу налоговой милиции, отсутствует. Министр финансов Александр Данылюк пока не смог убедить депутатов поддержать создание финансовой полиции по его модели.

Депутаты профильного парламентского комитета прогнозируют повторные попытки легализировать работу налоговой милиции с появлением нового налогового органа не раньше осени 2017 года — января 2018 года.

Само не решилось

Законопроект о реформе налоговой милиции Минфин подготовил в сентябре 2016 года. Документ долго не вносился в Кабмин, а когда был внесен, то получил негативные выводы Минюста.

Кроме того, его прохождение застопорилось из-за отсутствия единого мнения о том, какой должна быть модель нового органа и как должен происходить передел полномочий силовых и фискальных ведомств.

На заседании правительства законопроект Минфина так и не был рассмотрен.

“Вопрос подчиненности оказался самым важным. Новую службу можно подчинить ГФС, Минюсту, МВД, Минфину. В мире работают разные модели, но в украинских реалиях это политический вопрос”, — сказал ЭП эксперт РПР Илья Несходовский.

На этом фоне росло напряжение из-за технической ошибки депутатов, в связи с которой налоговая милиция с начала 2017 года оказалась вне закона.

“Если бы не эта “техническая ошибка”, вопрос о реформе финансовой полиции не оказался бы таким острым и срочным. Январь ушел на то, что все не верили, думали, пытались понять последствия. Когда стало понятно, что “оно само не решится”, заговорили, что нужно срочно что-то решать”, — говорит Несходовский.

Политического консенсуса достигнуть не удалось. Работа над документом перешла на уровень рабочей группы под кураторством премьер-министра Владимира Гройсмана. Начали сначала. В конце января глава правительства поручил в двухнедельный срок подготовить концепцию нового органа.

В среду, 22 февраля, Данылюк презентовал новую концепцию на заседании комитета по вопросам налоговой и таможенной политики.

Причина, по которой нужно создать новое ведомство, не изменилась. По словам министра, Служба финансовых расследований — СФР — необходима для того, чтобы более эффективно бороться с финансово-экономическими преступлениями против государства и уменьшить давление на бизнес.

Новый орган, добавил он, будет предотвращать, выявлять, раскрывать и расследовать налоговые, финансовые и экономические преступления.

“Подход к работе СФР будет не силовой, а аналитический. СФР будет демилитаризирована: будут специальные звания, не созвучные с военными, не будет униформы. СФР будет подчиняться Минфину”, — сообщил Данылюк.

На этом схожести с ранее предложенной моделью заканчиваются. Минфин видит СФР как ведомство компактное, но в ходе обсуждений на рабочей группе его численность решено увеличить до 3 500 человек вместо ранее планируемых 2 500.

Предусматривается создать семь территориальный управлений, по одному на три области. Численность каждого — 400-300 человек, половина из них — детективы.

Изменился и подход Минфина к подбору кадров.

Ранее планировалось, что фискалы, которые до этого работали в налоговой милиции, могут составлять не более 30% штата нового ведомства.

“Мы убрали квоту из-за невозможности ее проконтролировать. Решили, что на руководящие должности и на должности детективов не могут быть назначены те, кто до 2010 года работал в сфере противодействия финансовым преступлениям против государства”, — сказал Данылюк.

Вопрос подследственности оказался самым дискуссионным.

В понимании Данылюка служба не должна заниматься противодействием административным правонарушениям, преступлениями в сфере трудового законодательства и экологическими преступлениями.

В ее компетенции должна быть борьба с преступлениями против экономической безопасности государства, нарушениями правил оборота подакцизных товаров, правилами выпуска и оборота ценных бумаг, преступлениями против функционирования денежной и банковской систем.

Сила в слове

Выступление на комитете прошло для Данылюка неудачно. Министр не нашел общий язык с депутатами. Они раскритиковали министра за то, что в составе рабочей группы при Гройсмане их не было, а все обсуждения велись на уровне Кабмина.

В ходе презентации реформы депутаты не получили от Данылюка ни концепции, ни основных положений доработанного или нового законопроектов.

Такой подход к представлению реформы, которая предполагает рокировку функций трех основных правоохранительных органов — СБУ, МВД и ГФС — вызвал критику, а в некоторых случаях — неприкрытую агрессию и оскорбления министра.

“Я ожидала услышать конкретные причины, по которым мы не должны поддерживать ликвидацию налоговой милиции. Я не понимаю, почему вы не берете за основу проект №4228 (депутатский законопроект о реформе налоговой милиции. — ЭП) и не дорабатываете его. В этом случае мы бы через несколько недель получили готовый закон. В чем разница между вашим документом и депутатским? Я не увидела четких подходов к формированию нового органа”, — отметила Оксана Продан, БПП.

По мнению Олега Крышина, “Народный фронт”, новая модель не корреспондируется со структурой органов надзора.

“Допустим, одно территориальное управление курирует Днепропетровск, Запорожье и Полтаву. В каждом из этих городов есть прокуратура, которая осуществляет надзор. Как эти органы будут взаимодействовать?” — беспокоился депутат.

Вторая сложность, по его мнению, состоит в том, что на 3 500 сотрудников СФР, “навалятся” тысячи уголовных дел. “К подследственности нового органа планируется отнести настолько широкий круг преступлений, что возникают сомнения в способности cотрудников эффективно их предотвращать”, — говорит Крышин.

“Я как глава комитета никогда не пойду на создание нового органа без понимания всех деталей. Я рассчитывала, что мы увидим функционал нового органа и его подразделений, все процедуры и функции, которые они выполняют. Никакой конкретики”, — заявила Южанина.

Народный депутат от партии “Самопоміч” Татьяна Острикова также отметила, что министр был не готов к заседанию.

“Он говорил общими фразами. К его словам много вопросов. Например, я не согласна с отменой квот, они действуют для государственного бюро расследований. Если не будет квот, есть риск, что в новый орган будут набраны старые сотрудники”, — отмечает депутат. Неясно также, по ее мнению, как будет обеспечена независимость нового ведомства от Минфина (если оно ему будет подчинено).

Глава ГФС Роман Насиров и его первый заместитель, руководитель налоговой милиции Сергей Билан, присутствовали на комитете, но в основном молчали.

В конце обсуждения Насиров резюмировал: “Мы обсуждаем проект реформы без наработанного правительственного законопроекта, без представителей Генеральной прокуратуры, Нацполиции, МВД и СБУ”. По его словам, у налоговой милиции девять статей по подследственности, у Нацполиции и МВД — 90.

“В связи с этим, только исходя из количества статей, которые касаются правоохранителей и фискалов, могу сказать: комитет по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности имеет намного больше отношения к перераспределению полномочий между силовыми ведомствами, нежели комитет по вопросам налоговой и таможенной политики”, — сказал Насиров.

Большой вопрос — кому будет подчинятся СФР. “Мое мнение — концепт этого органа должен рассматриваться на базе двух комитетов. Законопроект должны писать или Минюст, или же сами комитеты. Очень важно прописать все этапы трансформации старого органа и появления нового”, — подытожил глава ГФС.

Что дальше

Законотворческая работа над реформой продолжится. Следующее совещание рабочей группы ожидается в пятницу.

На комитете решили, что в нее войдут депутаты от каждой политической силы, в том числе Татьяна Острикова, “Самопомощь”, Александр Кирш, “Народный фронт, Максим Курячий, БПП, и Валентин Нечипоренко, “Відродження”.

Данылюк утверждает, что доработанный законопроект появится на следующей неделе. Также министр считает, что его нужно выносить на рассмотрение СНБО.

“Я не исключаю повторных попыток легализации налоговой милиции. Может быть подготовлен новый законопроект об исправлении технической ошибки и опять внесен на рассмотрение парламента”, — отметила Острикова.

По поводу перспектив реформы налоговой милиции она отмечает следующее: большой комплексный законопроект подобного рода может быть подготовлен в течение двух-трех месяцев, но нужно согласие политических сил и силовых ведомств по части перераспределения полномочий.

“Нужно создать юридическое лицо и предусмотреть ресурс в бюджете на его содержание. Это все время”, — указала народный депутат.

Представители фракции БПП говорят, что документ можно принять до конца сессии, чтобы ведомство заработало с января 2018 года. Однако лишь при условии, что по его функционалу будет найден политическ

Leave a comment

Your email address will not be published.


*